Официальный сайт Архимандрита Рафаила КарелинаОфициальный сайт архимандрита Рафаила Карелина
Христос Воскресе! Воистину Воскресе!
На этом сайте вы можете задать вопрос о.Рафаилу и в течение некоторого времени получить на него ответ
Выберите тему вопросов:
Поиск по разделам сайта:
Подписка на новости:
 
Об авторе
Статьи 226
Вопросы и ответы 5878
Православный календарь
Книги 52
Последние книги

Книга архимандрита Рафаила Кратко о бесконечномКратко о бесконечном

Книга архимандрита Рафаила Песнь о Песня ПеснейПеснь о Песня Песней

Книга архимандрита Рафаила Поиск потерянной тропыПоиск потерянной тропы

О православной и ложной мистике



Рубрика: О ПравославииОпубликовано: 22/02/2006 | Версия для печати


При таком состоянии христиан, экуменизм, не встречая внутренних преград в секуляризированном сознании, может показаться плоскому менталитету человека расширением самосознания и открытием новых богословских горизонтов. Борьба против православной мистики неизбежно ведет к религиозному индифферентизму – одному из основ экуменизма. В последние века этот натиск усилился, но уже в обреченной Византии, незадолго до ее падения, мистикам-исихастам, в лице святого Григория Паламы и его учеников, приходилось защищаться от нападок и клеветы рационалистов и фомистов.

 

Вопрос: Как я понял, мистическое чувство, корректируемое опытом Церкви, давало возможность православным непосредственно ощутить сладость божественного учения и гнилую примесь ереси. Не будет ли дерзновенно назвать Святых Отцов не только философами в богословии, но и “дегустаторами” догматов?

Ответ: Метафорические сравнения вряд ли подлежат строгому анализу. Вера логически не доказуема, поэтому агностики-атеисты, лишенные религиозного чувства, презрительно называют ее “слепой верой”. Мистика дает человеческому сердцу свидетельство достоверности. Свою книгу г-н Осипов назвал “Путь разума в поисках истины”. Но разум может только анализировать, описывать и систематизировать предоставленный ему материал, особенно знания, касающиеся метафизического мира. В отрыве от сердца он теряет ориентиры и его путь превращается в бездорожье. Если нет православия сердца, созидаемого правильным мистическим опытом и включенностью в церковную жизнь, то православие одного рассудка становится ненадежным – его можно поколебать или сбить с пути пучком выдернутых цитат. Не ослепив сердце нельзя ослепить разум. Слепота сердца – это поле для сорняка реформаторства и модернизма.

 

Вопрос: Укажите на признаки демонической мистики, чтобы не принять духа тьмы за ангела света.

Ответ: Лжемистика похожа на азарт игры с неизвестным, который прячет свое лицо под маской. Там нет благоговения, а накал чувств, как предвосхищение чего-то неожиданного, которое вольет новые силы в существо человека. В лжемистике нет любви к Богу, хотя порой проявляется какое-то, похожее на страсть влечение, к неведомому духу, как бы к энергетической субстанции космоса. Человек погружен в мир своих чувств и переживаний. Это какой-то накал темного вдохновения. В лжемистике встреча, назовем ее условно с космическим духом, похожа на борьбу. Здесь или душа растворяется в неком призраке, воспринимаемом как универсум, или вбирает его в себя, становится как бы одержимым им. Человек бросается в неведомое ему тайноведение, закрыв глаза ума и сердца. Он останавливается в преддверии или предвкушении не столько тайны, сколько скрытых, как бы засекреченных для него наслаждений в царство “крылатых змей”, с их пронизывающими тело и подавляющими душу энергиями, похожими на заряд электричества и фосфорический свет, образно говоря, на мертвый свет потухших звезд. Здесь прыжок в бездну, как полет, где вертикальное измерение перевернулось, и то, что казалось находившемся на верху, очутилось внизу, а бездна заняла место неба. Здесь нет общения, а поглощение: либо человек ощущает себя божеством и как бы заглатывает мир, который воспринимается как иллюзия, или безликий универсум поглощает человека и он исчезает в нем без остатка. Этот экстаз можно назвать “дионисийстким”. Другой вид ложной мистики условно назовем “аполлонизмом”; это экстаз ума, совлекшего с себя, как одеяние, все проявления душевной жизни: мыслей, чувств, образов и представлений. Наиболее четко он выражен в неоплатонизме. Аполлон значит “губитель”. Здесь не экстаз страстей, вырвавшихся из недр души, а интеллектуальная бездна – погружение души в метафизическую пустоту, лишенную каких либо предикатов, даже жизни и смерти. Там открывается великое ничто, как все, и все – как ничто.

Вопрос: Значит, есть мистика пустоты?

Ответ: Да. Наиболее полно она выражена в ламаизме.

Вопрос: Что можно сказать о практическом дионисийтстве?

Ответ: Это упоение космосом, вернее, воображаемым духом космоса и познание через темный экстаз. Какому божеству не обращался бы экстатик, в его молитве будет звучать зов "Эвое Эрос! Эвое Пан!".

Вопрос: Вы говорили о лжемистике, в которой присутствует демонизм. А существует ли мистика непосредственного сатанизма?

Ответ: Существует. Чаще всего это мистика гностического дуализма. Бог представляется как злое начало, который, создав человека, затем заключил его в темницу своих запретов. А сатана это добрый дух, который хочет дать человеку свободу и радость бытия. Здесь происходит обожествление собственной эмпирики: все, что имеется в человеческой природе – свято, а так как имеется грех, то и грех свят. Главные заповеди сатанизма: 1) исполняй немедленно все свои желания; 2) никогда не считай себя грешным и виновным – это предрассудок, который отравляет жизнь человека и унижает его достоинства.

В сатанизме действуют две силы: грех, живущий в человеке, который достигает огромных размеров, как бы захватывает всего человека, и пронизывает насквозь силы его души; и второе, - непосредственное действие демона, который хочет сделать человека инструментом в своих руках, медиумом и проводником своей воли. Здесь происходит нечто подобное гипнозу наяву: человека охватывают какие-то странные, нелепые желания; в исполнении их он видит свою горькую и мрачную радость, - это мистика вседозволенности. Ему кажется, что Бог обещал, но не дал, отнял и наложил запреты, а сатана хочет вернуть то, что отнял Бог. Что это такое, - человек сам не понимает, но считает, что под словом “нельзя” скрывается какое-то неведомое наслаждение, как утаенное богатство. В этом смысле, сатанинская мистика – уничтожить слово “нельзя”.

Сатанинская мистика – это мистика страстей, ярких снаружи и пустых внутри; там нет ни цели, ни перспективы. Если сравнить переживания сатаниста с каким - нибудь видом искусства, то это будет экзистенциализм, когда единственной реалией становится текучее содержание души. Это жизнь без цели, это постоянное погружение в душевный эмпиризм, в область ощущений и настроений. Бред параноика это тоже эмпиризм, поэтому здесь стирается грань между действительным и иллюзорным миром, между реальностью и безумием.

Господь назвал сатану “человекоубийцей искони”, то есть с самого начала, и “лжецом”. Сатана духовно убил наших праотцев в Эдеме, явившись им в виде змея. Он убил рукой Каина его брата, сделав старшего сына первозданной четы своим жрецом, совершившим мистерию крови.

Сатанинская мистика - это мистика разрушения. Демон - дух смерти, поэтому сатанисты, пришедшие к власти, становятся некроманами; поэтому в жертвоприношениях сатане присутствует ритуальная жертва. Теперь приоткрывается роль тайных сатанинских обществ в тех изощренных и, по сути, бессмысленных пыток, истязаний и убийств, которые происходили в застенках и лагерях смерти; тех гекатомб, где миллионы людей были садистическим образом замучены и убиты адептами сатаны.

Демон назван в Евангелии “нечистым” духом. Сатана ненавидит образ и подобие Божие в человеке, поэтому он стремится опозорить и испоганить человека. Стыд – это невидимая одежда, в которой облечен человек. Сатана хочет уничтожить эту одежду. Демоническая мистика – это мистика наготы. Слово “безобразие” означает потерю некого образа, в духовном значении - образа Божьего, и здесь сатанинская мистика проявляется как непонятное и неудержимое влечение к нечистоте, скверне, пороку, - к тому, что извращает саму природу человека.

Сатана – дух лжи и лукавства. Он обещал нашим праотцам свободу от запретов, равенство с Богом, а дал им то, что имел сам – сделал их изгнанниками из рая, рабами тления и смерти.

Одним из видов духовной лжи являются наркотики. Человек погружается в ирреальный мир демонических фантазий и причудливых фантасмагорий. Может быть, это прорыв в ад, который видится через земные образы.

Страницы:  1  2  3  4 



C этой статьей читали также следующие статьи:



Вступив в экуменическое движение
О блаженной нищете
Свет востока
Оккультизм и тирания
Песнь пустынных гор
Ответы на вопросы радио «Радонеж»
О литературной дипломатии Остальцева
Можно ли спастись без Крещения?
О духовном и душевном познании
Советы для диалога с мусульманином
 © 2003—2022 «Архимандрит Рафаил (Карелин)» Разработка: Миша Мчедлишвили