Официальный сайт Архимандрита Рафаила КарелинаОфициальный сайт архимандрита Рафаила Карелина
 
На этом сайте вы можете задать вопрос о.Рафаилу и в течение некоторого времени получить на него ответ
Выберите тему вопросов:
Поиск по разделам сайта:
Подписка на новости:
 
Об авторе
Статьи 221
Вопросы и ответы 5675
Православный календарь
Книги 43
Последние книги

Книга архимандрита Рафаила Православный календарь 2016. Руководство в духовной жизниПравославный календарь 2016. Руководство в духовной жизни

Книга архимандрита Рафаила Врачевство духовное. Ответы на вопросы читателейВрачевство духовное. Ответы на вопросы читателей

Книга архимандрита Рафаила Православие и соблазны мира сегоПравославие и соблазны мира сего

О грехе сребролюбия



Рубрика: О духовной жизниОпубликовано: 15/12/2012 | Версия для печати


Он может испытывать во время молитвы и богослужения эмоциональный подъем, вроде вдохновения и посчитать это даже благодатным состоянием, но там нет благодати, а утонченное душевное переживание, чувство, связанное со страстями, которое не имеет общего с духовным просветлением. Это душевно-эмоциональные состояния, соединенные с кровью и плотью, и сребролюбец источает из глаз мутные слезы, растворенные с тщеславием. 

Сребролюбец лишен свободы, он раб и узник своей страсти. Сребролюбец всегда встревожен: как добыть деньги, как сохранить и не лишиться их. Он прикован к ним невидимой цепью и не может расстаться мысленно со своим неверным другом и жестоким господином. Деньги срослись с ним, вошли в его существо, слиплись с его телом, как язвы прокаженного; он не может освободить себя от этой болезни, вернее, не хочет этого: расстаться с деньгами для него так же тяжело и больно, как своей рукой вырезать кусок собственного тела.

Был один случай во время гонений на христиан в Персии. На суд привели священника Павла и нескольких монахинь – его учениц. Они скрывались в пустыне, но там нашли их язычники. Павел был богатым человеком и во время гонений больше всего волновался, что случится с его имением. Начался суд. Девы исповедовали Христа, отказались отречься от веры и были приговорены к смертной казни. Очередь дошла до Павла. Судья знал, что он богатый человек и радовался, что теперь есть причина для конфискации его имущества. Он предложил Павлу тот же вопрос, что и монахиням: христианин ли он. За грех сребролюбия благодать отошла от бывшего священника, вера его исчезла, и он сказал судье: «Какой Христос, я не знаю никакого Христа, но если ты повелишь, я отрекусь от него». Судья опешил от такой неожиданности, увидел, что добыча ускользает из его рук, и сам стал уговаривать Павла быть мужественным, как его духовные дочери. Но Павел отвечал ему: «Если от царя повеление приносить жертвы богам, то я готов его исполнить».

Судья пришел в гнев от этих слов, ведь после жертвоприношения он должен был отпустить Павла, и тогда он придумал еще одну уловку и сказал: «Чтобы доказать нам, что ты не христианин, возьми меч и сам отруби головы приговоренным к смерти девам». Павел ужаснулся. Но сребролюбие победило. Дрожащей рукой он взял меч и подошел к монахиням, чтобы предать их смерти. «Что ты делаешь отец, – сказали они, – мы не боимся смерти, и так приговорены к ней, но пожалей свою душу, вспомни, сколько времени мы были в пустыни, сколько лишений претерпел ты, сколько мы молились вместе. Не становись нашим палачом». Но тот, как бы обезумев, бросился мечом на своих жертв и умертвил их. Опять судья увидел, что не может по закону захватить имущество Павла, и сказал ему: «Я должен рассказать о твоем подвиге царю, чтобы он сам наградил тебя» - и велел отправить его в тюрьму, а ночью приказал страже умертвить Павла и таким образом овладел его имением.

Сребролюбец потенциальный отступник от Христа. Мне рассказывали следующий случай. Один юноша прожил послушником несколько лет в монастыре, был благословлен монашеской одеждой, отличался тихим нравом, и игумен ожидал, что он будет примерным монахом. Послушника стали часто навещать богатые родственники и рассказывать о своих делах. Вскоре он затосковал и сказал игумену, что для монашеской жизни он не пригоден, а хочет создать христианскую семью и иметь детей. Никого не послушав, он вернулся в мир и стал заниматься бизнесом. Скоро он перестал ходить в храм, а затем с ним случилась страшная беда: при разделе дохода между ним и его компаньоном произошла ссора, которая перешла в драку, и бывший послушник нанес смертельную рану прежнему сотоварищу, от которой тот скончался на месте. Чтобы избежать наказания он успел выехать заграницу, и больше вестей о нем не было. Сребролюбие вывело этого человека из монастыря, заставило заниматься каким-то сомнительным бизнесом, а затем довело до такого состояния, что он сделался убийцей.

Нередко сребролюбие соединено с противоположной ему страстью – тщеславием. Тогда на душу с двух сторон нападают два демона, каждый тащит к себе: но какой бы демон не победил – выигрыш все равно за сатаной.

Сребролюбие, соединенное с тщеславием, делает человека постоянным артистом и лжецом; он дает щедрые обещания, которые не исполняет, говорит о милосердии, которое в душе ненавидит, делает показное добро, но в расчете, что получит вдвойне. Один человек обладал значительным доходом. Он ходил в храмы, посещал монастыри, спрашивал о нуждах, обещал помочь, а затем куда-то исчезал. Через некоторое время он приходил с таким видом, будто забыл обо всем, что говорил и обещал. А если ему напоминали, то ссылался на занятость и уверял, что все исполнит при малейшей возможности.

Однажды начали восстанавливать полуразрушенный храм. Люди принимали участие в работах, кто как мог, и этот человек за трапезой сказал настоятелю, что он берет на себя строительство ограды и оплатит материал. Кто не знал этого человека, чуть не захлопали ему в ладоши, а те, кто знал – промолчали, сомневаясь в его словах. Настоятель оказался доверчивым человеком, отложил строительство ограды и стал ждать обещанного, как возвращения корабля из дальнего плавания. Проходило время. Работа приостановилась. Люди, узнав в чем дело, потребовали от этого человека исполнение его обещания. Кончилось тем, что он купил где-то негодные, испорченные блоки и привез их к храму. Когда их сгружали, то оказалось, что они обломаны, потресканы и не пригодны для строительства. В общем, дело окончилось тем, что настоятелю пришлось потратить средства, чтобы эти блоки вывезти и выбросить на свалку.

Однажды некий человек с приезжими гостями посетил храм и попросил, чтобы был отслужен молебен. После окончания молебна он вынул крупную купюру, показал священнику и гостям, спросил, где денежная кружка, и подошел к ней, держа в руках деньги, а затем вернулся с довольным выражением лица. К священнику подошла уборщица и тихо сказала: «Батюшка, я видела, как этот человек быстро подменил деньги и один рубль положил в кружку, а остальные спрятал». Священник ответил: «Ничего не говори, не позорь его перед приезжими людьми. Я знаю этих ханжей, он устроил представление, а может быть вначале и хотел положить, но в последнюю минуту у него защемило сердце».

Есть еще вид сребролюбия, который называется делячеством. Человек всегда нацелен на то, чтобы из всего получать выгоду; он друзей выбирает по выгоде, рассчитывая, сколько кто стоит и какую пользу можно из него извлечь. Такой человек умеет погреть руки даже около благотворительных дел. Обычно подобные сребролюбцы бывают внешне обходительны, приветливы и ласковы, но все это маска: они похожи на птицу, с голубиными глазами и с ястребиными когтями. 

В Библии сказано: «Милостыня очищает всякий грех», но тогда, когда она сопряжена с правдой и покаянием. Сын Сирахов пишет: «Лучше малое с правдой, чем великое с неправдой». Если ты дал милостыню, то приобрел друга, а если тебе отплатили неблагодарностью, то цена ее удвоится и утроится, и неблагодарность людей послужит тебе во спасение. Если ты дал долг, а тебе не могут или не хотят отдать, то соверши еще одну духовную милость: прими это спокойно и равнодушно, так как будто бы ты переложил камень с одного места на другое.

Сребролюбие всегда сопряжено с недоверием, волнением, осуждением, страхом потерять и желанием приобрести еще. Живот чревоугодника и сердце сребролюбца никогда не скажут – довольно. 

Есть еще особый вид скупости, когда человек относится не только к другим, но к самому себе как к врагу. Такой человек лишает себя самого необходимого: одевается в старую, уже изношенную одежду, старается купить дешевую провизию, нередко испорченную и гнилую, чтобы не истратить лишней копейки из казны своего идола и господина – демона сребролюбия. Это какой-то особый аскетизм – урезывать и лишать себя во всем, в чем и где это можно; только аскетизм не ради Бога, а ради демона, не чтобы бороться со страстями, а чтобы служить одному из этих змей.

Некоторые сребролюбцы хранят деньги на груди, боясь расстаться с ними, на месте, где бьется сердце порабощенное страстью, а ночью кладут деньги под подушку, чтобы домашние не добрались до них. Любимое занятие такого сребролюбца – закрывшись в комнате, пересчитывать деньги, сортировать и складывать их в пачки, при этом он впадает в какой-то экстаз.

Существуют позорные профессии: одна из них – палач, другая – ростовщик. Ростовщичество – самый омерзительный вид сребролюбия. Если палач одним ударом или выстрелом отнимает у человека жизнь, то ростовщик медленно пьет кровь своей жертвы. Ростовщик – это человек с потерянным сердцем.

Страницы:  1  2  3  4 



C этой статьей читали также следующие статьи:



О болезнях диспута и дискуссии
Ложь модернистов о митрополите Филарете
О новой теории Боговоплощения
Размышления над картинами Рериха
Песнь пустынных гор
О страсти чревоугодия
Метафизические корни трёх страстей
Тупики атеизма
Осторожно, гуру!
Колыбельная песнь модернистов
 © 2003—2018 «Архимандрит Рафаил (Карелин)» Разработка: Миша Мчедлишвили