Официальный сайт Архимандрита Рафаила КарелинаОфициальный сайт архимандрита Рафаила Карелина
 
На этом сайте вы можете задать вопрос о.Рафаилу и в течение некоторого времени получить на него ответ
Выберите тему вопросов:
Поиск по разделам сайта:
Подписка на новости:
 
Об авторе
Статьи 225
Вопросы и ответы 5675
Православный календарь
Книги 46
Последние книги

Книга архимандрита Рафаила Наша вера – ПравославнаяНаша вера – Православная

Книга архимандрита Рафаила Ей, гряди, Господи Иисусе!Ей, гряди, Господи Иисусе!

Книга архимандрита Рафаила Спасение во многом совете. Вопросы и ответы.Спасение во многом совете. Вопросы и ответы.

О грехе сребролюбия



Рубрика: О духовной жизниОпубликовано: 15/12/2012 | Версия для печати


Даже выносить мусор сопряжено у нее с тревогой, как бы в мусор не попала какая-нибудь вещь: ведь мятая газета или кусок картона может понадобиться в хозяйстве! У такой женщины квартира напоминает лавку старьевщика, где много ненужных вещей, брошенных в кучу. Если у нее малые дети, то она покупает им не по росту большую одежду, как бы на несколько лет вперед, чтобы не покупать новой, когда они вырастут. У скупых людей обычно мало детей – один или два ребенка, а иногда они вовсе не хотят их иметь, как лишний рот, который требовал бы дополнительных затрат. Часто в такой семье происходят отравления, так как хозяйке жалко выбросить испорченную пищу, и она предпочитает рискнуть своим и чужим здоровьем.  

Скупой человек нередко отказывается от брака и семьи не ради воздержания и духовной жизни, а из-за того, что семья сопряжена с расходами. Ему представляется страшной картиной, что в его квартире как в детском саду будут бегать и шуметь дети, каждого из которых надо одеть, накормить, обуть и выучить. Значительная часть детоубийств происходит из-за сребролюбия и скупости. Родители, прикинув расходы на каждого рожденного ребенка, приходят к выводу, что таких затрат не стоит человеческая жизнь.

Грех сребролюбия один из тех грехов, в котором человеку трудно покаяться, потому что он сам презирает в других этот грех. В какие-то минуты он осознает его низость, отвратительность и позор. Ему легче признаться на исповеди в чревоугодии, блуде и гордыни, в том, что солгал друзьям, изменил супруге и даже убил человека, чем в том, что не мог заснуть, переживая до слез потерю вещи или денег, которые он одолжил, и ему медлят с отдачей. Еще позорнее признаться, что он мучается и горько сожалеет, что под горячую руку подарил дорогую вещь, и теперь без этой вещи жизнь кажется ему пустой, как после потери самого любимого человека. Он редко говорит на исповеди об этом грехе, обходя его стороной, так как боится, что священник даст ему епитимию, чтобы он боролся со сребролюбием, например, уделял бы какую-то часть от своего дохода нищим. Он может заболеть от такой исповеди или возненавидеть священника, как посягателя на его имущество. Поэтому сребролюбец обычно предпочитает, чтобы его страсть, укоренившаяся в сердце, скрывалась бы там до Страшного суда, чем вырвать с мучением и болью это ядовитое растение. 

Человек сам от себя прячет и скрывает страсть сребролюбия. Свою скупость он старается оправдать справедливостью и принципиальностью: «Лучше отдам деньги бедным и нищим, чем пьяницам и бездельникам». Но обычно до нищих эти деньги не доходят. Для скупого нищие – враги, от которых надо скрываться или самому притворяться бедняком.

Некоторые скупцы считают, что им не надо покупать свечи и просфоры, давать милостыню нищим, делать пожертвования на храм, так как они заняты более высоким деланием – молитвой за мир. Однако это самообман. Даже апостолы давали милостыню от немногого, что имели. Верующий скупец находится в состоянии беспрерывного внутреннего противоречия: он читает поучения о милостыни, как бы ослепшими глазами и слушает проповедь как глухой. Он не помогает нуждающимся материально, считая достаточным, если помолиться за них. Если же решается дать милостыню, то дарит ненужную вещь или то, что надо выбросить, и считает, что исполнил евангельскую заповедь.

Еще один парадокс: некоторые верующие скупцы ищут  своей страсти в самой духовной аскетической литературе. Прочитав у преподобного Исаака Сирского и других подвижников, что высшей милостью является не телесная, а духовная, которая наиболее проявляется в молитве за человечество, скупец хватается за эту мысль и решает, что ему незачем ставить в храме свечи, подавать на проскомидию просфоры, помогать нуждающимся, а достаточно одной молитвы за человечество. Проходя мимо нищих, он мысленно молится за них и не останавливается для раздачи милостыни, чтобы, по его мнению, ум не отклонился бы от Бога. Он не хочет понять, что для молитвы за мир требуется самоотречение и жертвенность, что для высшего подвига необходимо пройти низшие ступени, что постоянная молитва за мир – это жертва всесожжения, для которой требуется продолжительная и тяжелая борьба со страстями, в том числе со сребролюбием. 

Демон посмеивается над таким молитвенником, сидящем в луже и мечтающем о славе древних пустынников, как над малым ребенком, который считает себя полководцем, размахивая деревянным мечом. Такие скупцы читают духовную литературу с увлечением как романы, но не понимают, что, кто больше знает, с того спросится строже. Чтение, без исполнения на деле, только надмевает ум человека. Но большей частью скупой не читает и не размышляет о таких предметах, а, видя нищего, делает вид, что не замечает его и быстро проходит мимо.

Для неверующего человека и этой проблемы нет: он уверен, что никому ничего не должен. Если верующий-сребролюбец, обманывая себя, теряет богообщения, то неверующий лишает себя даже того немного, что украшает земную жизнь: он перестает любоваться природой, его не радует свет солнца, его сердцу ничего не говорит блеск бесчисленных звезд, которые как россыпи алмазов сверкают в черной бездне неба. Он может скорее задаться вопросом: за сколько продались бы солнце и звезды, если их выставили бы на аукцион.

Господь учит нас видеть в каждом человеке своего ближнего. Сребролюбие превращает близкого в далекого, потом в чужого, а затем во врага. Любовь расширяет сердце, а сребролюбец сузил свое сердце до размеров кошелька. Хоть он скрывает свою страсть, но она видна людям; она не может не проявиться, как не может быть скрыт огонь в стоге сена или смрад от мертвой крысы, гниющей где-то под полом. 

Сребролюбие может сочетаться с внешними добродетелями, но это самообман. Цель добродетели – стяжание Духа Святого, а сердце сребролюбца находится в состоянии паралича и не может воспринять благодать Божию – незримый свет. Его внутренняя жизнь протекает на душевной, а не на духовной плоскости. Он может радоваться поездкам по святым местам, эмоционально переживать храмовую молитву, даже плакать от умиления, но дверь его сердца заперта для Христа.

В Евангелии повествуется, как богатый юноша спросил у Христа как спастись. Господь ответил: «Продай свое имение, раздай нищим и следуй за мной». Он призывал юношу к высшему апостольскому служению, но тот принял это как жестокий приговор: желание вечной жизни померкло, небесное сокровище было отвергнуто ради земного. Юноша думал, что он исполнил заповеди Священного Писания, но демон сребролюбия сделал его своим пленником. Перед ним стоял Тот, Кто воплощал в Себе истину, спасение и вечную жизнь, а сребролюбец выбрал идола, слепленного из праха земли. Господь некогда взывал к Адаму: «Где ты?», но Адам спрятался в кустах, желая укрыться от лица Божьего; Христос сказал юноше: «Следуй за Мной», но сребролюбец отвернулся от Него и, опустив голову, пошел прочь. Адам послушал змея и потерял Бога; а сребролюбец послушал демона и потерял вечную жизнь.

Сребролюбец может отличаться такими добродетелями, как пост, продолжительная молитва, чтение Священного Писания, паломничество по святым местам, кротость в обращении с людьми, ласковость и т.д. Для него легче перечитать весь Псалтырь, чем совершить дело милосердия, которое потребовало бы от него затрат. Он прочитает Псалтырь, но поймет ли, что сказано там? Привьется ли к его душе благодать, когда в сердце стоит идол сребролюбия, как в языческом капище изображения Молоха и Ваала?

В житии святого Андрея Царьградского юродивого повествуется о монахе, отличавшимся подвижнической жизнью, к которому приходило множество народа как к великому старцу для поучения. Но преподобный Андрей духовными очами увидел, что тело монаха обвито змеем, на котором написано «сребролюбие». Он обличил этого мнимого подвижника в его тайной страсти, ради которой тот совершал подвиги, принимая обильную милостыню от людей. Монах ужаснулся и раскаялся. Но чаще всего сребролюбцы ненавидят того, кто говорит им о гибельности их состояния: так голодная собака кусает руку того, кто пытается отнять у нее отравленный кусок мяса.

Любовь расширяет человеческое сердце; она делает его способным отзываться как камертон на человеческую боль, сопереживать страданиям других, радоваться их радостью. Любовь углубляет жизнь человека. Она раскрывает неведомые раньше емкости и пространства души. Кто любит Бога, у того душа становится бездной наполненной светом; кто любит человека, у того сердце источает тепло. В этом отношении сребролюбец самоубийца: он сжал и окаменил свое сердце, лишил себя духовного света и реального богообщения.

Страницы:  1  2  3  4 



C этой статьей читали также следующие статьи:



В сердце источники жизни и смерти
Оккультизм и тирания
Размышления об иконе
О догматах и традиции
О самом скучном
Духовное небо Тбилиси
Сторожевая башня Грузии
"Святые Тайны для меня все"
Можно ли спастись без Крещения?
В чем истинная жизнь
 © 2003—2018 «Архимандрит Рафаил (Карелин)» Разработка: Миша Мчедлишвили 

Как провести шоколадное обертывание в домашних условиях самостоятельно без косметолога.