Официальный сайт Архимандрита Рафаила КарелинаОфициальный сайт архимандрита Рафаила Карелина
 
На этом сайте вы можете задать вопрос о.Рафаилу и в течение некоторого времени получить на него ответ
Выберите тему вопросов:
Поиск по разделам сайта:
Подписка на новости:
 
Об авторе
Статьи 225
Вопросы и ответы 5675
Православный календарь
Книги 45
Последние книги

Книга архимандрита Рафаила Ей, гряди, Господи Иисусе!Ей, гряди, Господи Иисусе!

Книга архимандрита Рафаила Спасение во многом совете. Вопросы и ответы.Спасение во многом совете. Вопросы и ответы.

Книга архимандрита Рафаила Православный календарь 2016. Руководство в духовной жизниПравославный календарь 2016. Руководство в духовной жизни

О полемистических методах Погосова



Рубрика: Богословские статьиОпубликовано: 20/03/2005 | Версия для печати


И здесь  г-на Осипова "можно понять".

Разумеется, если бы "оригинальные" взгляды г-на Осипова не выходили бы из круга богословов-специалистов, то я обратился бы лично к нему. А в данном случае я считаю, что г-н Осипов сам нарушил принцип соборности, выдавая свои частные и, на наш взгляд неправославные мнения, за учение Святых Отцов и древнее церковное Предание. Поэтому я обращаюсь к той аудитории, к которой обращался и обращается г-н Осипов.

Г-н Погосов, вы предъявляете мне обвинение в ложном выводе из слов отца Андрея Кураева. Вы приводите следующую цитату из моей книги : "Верит ли о.Андрей Кураев в Священное Предание? - Нет. Он заявляет, что можно быть просто христианином без Типикона, Соборных правил, каноники и т.д. Значит существенная, а может быть и главная органическая часть Священного Предания - литургика, является, по его же словам, чем-то несущественным, без чего человек может быть христианином" (с.234, "Векторы духовности"). Далее вы пишете: "Посмотрим и мы, что же на самом деле сказано у о.Андрея о Типиконе и Книге правил."Евангелие важнее Типикона и Книги правил" ("Вызов экуменизма", М. изд-во Моск. Патриархии, 2003, с.20). Можно ли из этой фразы вывести, будто в ней отвергаются литургические и канонические предания Церкви?  "Евангелие важнее Типикона и Книги правил". Но кто из христиан дерзнет сказать обратное? Послушайте: "Типикон и Книга правил важнее Евангелия", "Типикон и Книга правил так же важны, как Евангелие", абсурд получается".

Такая логика доказательств напоминает мне аргумент Остапа Бендера. Когда тот захотел провести на корабль Кису Воробьянинова, старого дворянина, под видом мальчика для растирания красок, то на вопрос администрации: какой же это мальчик, Остап невозмутимо ответил: "  Кто  скажет, что это девочка...". Пусть не посетует на меня г-н Погосов, что я цитирую по памяти, не указывая на страницу "Двенадцати стульев" и год издания книги. Думаю, что вы и о.Андрей Кураев и на этот раз простите меня за скудный "научный аппарат".

Г-н Погосов, вы пишете: "...посмотрим и мы, что же на самом деле сказано у о.Андрея о Типиконе и Книге правил": "Евангелие важнее Типикона и Книги правил"... Можно ли из этой фразы вывести, будто в ней отвергаются литургические и канонические предания Церкви?" Имею честь, г-н Погосов, обратить ваше внимание на то, что такой фразы у диакона Андрея Кураева нет, так как фраза это законченное предложение. Вы выдернули из фразы шесть  слов, остальное стыдливо спрятав от читателя, а это не фраза, но только фрагмент  фразы. Очевидно, что даже такой компетентный редактор, как вы, не вполне знает правило синтаксиса и лингвистическую терминологию. Простите за такое сравнение, но нельзя хвост петуха называть петухом. Что же пишет о.Андрей, как вы изволили  сказать "на самом деле"?: "Экуменическая встреча с христианином иной традиции помогает понять, что главное - это быть христианином, что Евангелие важнее Типикона и Книги правил".

Таким образом полная фраза о.Андрея получает другой смысл, а именно, что экуменические встречи с инословными, т.е. с людьми другого предания, помогают православным понять, что главное - быть христианином, т.е. можно быть им, даже не принадлежа Церкви ( именно в Типиконе и Книге правил наиболее полно отображено церковное Предание). Экуменические встречи, по мнению о.Андрея, могут помочь нам выйти из своего ограниченного мировоззрения и вероисповедания, и понять, что можно спастись без канонического и литургического наследия Церкви, одним Евангелием, при разности преданий, а вернее, и при ложном предании. О.Андрей пишет: "...главное быть христианином...", но ведь само слово "главное" означает условие и возможность спасения. А у католиков предание искажено; у протестантов - совершенно разрушено и заменено вероисповедальными соглашениями.

Всякий непредубежденный человек может видеть, что здесь дело идет не о том, что более важно или менее важно, а о том, что можно быть спасенным, т.е. навеки соединенным с Христом в конфессиях, отвергающих наше Предание как мифологию или сборник легенд. Экуменисты, как правило, слово "предание" заменяют словом "традиция". Индифферентное отношение к Преданию характерно для протестантского рационализма, а в Церкви Священное Писание, литургика, устав и каноны представляют собой единый сплав. Но ведь учение о таинствах Церкви и их совершения хотя и упоминается в Новом Завете, но принадлежит Священному Преданию.

Диакон Андрей считает, что можно спастись без Книги правил, но в таком случае мы бы не смогли даже отделить Православие от ереси и очутились бы в хаосе различных мнений. Именно деятельность Вселенских Соборов, результаты которых зафиксированы в Книге правил, отделила духовную пшеницу от ядовитых плевел. Отец Андрей пишет, что "Типикон и Книга правил - плод творчества Церкви, плод ее истории". Но разве творчество Церкви и плод ее истории не является благодатным? Разве литургическая жизнь Церкви - это не дыхание Духа Святого? Здесь мы у о.Андрея видим протестантскую упрощенность. На самом деле, земная Церковь существует в истории, но в тоже время она- откровение вечности во времени и, поэтому, стоит над историей.

Г-н Погосов, вы пишете, что Типикон - "это просто устав монастырской жизни, а не устав жизни прихода". Однако Типикон - это прежде всего устав богослужения. Об этом знает каждый из псаломщиков. Вполне естественно, что наибольшей полнотой обладало монастырское богослужение, и именно в монастырях Палестины и Константинополя выработались два богослужебные уставы: Иерусалимский и Студитский, один из которых отличался большей торжественностью, а другой  - большим аскетизмом. Но по своему содержанию эти уставы очень близки друг другу, так как основываются на едином Предании. То, что Типикон не является "просто монастырским уставом" доказывает следующая форма разрешения на скоромную пищу: мирянам- на мясо, монахам -на молоко и яйца. Если бы Типикон был монастырским уставом, то все миряне или же должны были стать монахами или нарушителями устава.

Вы пишете, что "...ни Типикон, ни Книги правил Православная Церковь никогда не исполняла во всем объеме". Неужели святой Харитон и Феодор Студит не исполняли устава Православной Церкви, а предлагали для других то, что не делали сами? И что значит "никогда"? Неужели ни одного раза не исполнялось во всем объеме литургическое служение?

Далее вы пишете: "...и то и другое - некая икона, мечта Церкви о том, какой должна была быть ее литургическая общинная жизнь". Здесь слово "икона" имеет не православное, а протестантское значение образца. Молятся по Типикону, а не самому Типикону как иконе; руководствуются Книгой правил, а не поклоняются Книге правил как иконе. Мы попросили бы вас, в подобных  случаях  слово "икона" заменить словом "идеал". Что касается выражения "мечта Церкви", то следует знать, что Церковь никогда не мечтает; мечтать могут люди, оторванные от реальной жизни. А Церковь - это высшая духовная реальность.

Вы пишете: "Евангелие нечто несравненно более важное и реальное". Но ведь Евангелие раскрывается в самой Церкви, в ее Предании и литургике. Поэтому дистантировать   Евангелие от литургии, где совершается таинство причащения, нам кажется также странным как говорить, что важнее для жизни - голова или сердце, солнце или его лучи? К тому же, вне Церкви Евангелие не может быть правильно понято, а без Книги правил, где содержатся постановления соборов, мы не имели бы твердых ориентиров Православия. Но все это можно было бы объяснить вашим полемистическим азартом как критика, если бы не следующая фраза, которая имеет зловещий оттенок: "...иначе, и в самом деле "предание старцев" становится на один уровень со словом Божьим".

Здесь дело не в уровне, а в значении слов Христа "предания старцев", которые Господь приводит как отступление от божественных правил и божественной воли. Кто были эти старцы, составившие свои предания, которых обличает Господь? Это книжники и фарисеи, учители раввинистических школ, представляющие, за небольшим исключением, врагов Иисуса Христа. Значит выходит что Книга правил и Типикон находятся в таком отношении к Евангелию, как Талмуд- к Ветхому Завету.

Страницы:  1  2  3  4  5 



C этой статьей читали также следующие статьи:



О страсти чревоугодия
Возможно ли возрождение патристики?
Мятущаяся душа — 2
Осторожно, гуру!
Голгофа и первородный грех
Рассуждения странного либерала
Демонизм греха - тайна вечных мук
О демонизме в поэзии
Песнь пустынных гор
Беседа с психологом
 © 2003—2018 «Архимандрит Рафаил (Карелин)» Разработка: Миша Мчедлишвили