Официальный сайт Архимандрита Рафаила КарелинаОфициальный сайт архимандрита Рафаила Карелина
С Праздником Преображения Господня!
На этом сайте вы можете задать вопрос о.Рафаилу и в течение некоторого времени получить на него ответ
Выберите тему вопросов:
Поиск по разделам сайта:
Подписка на новости:
 
Об авторе
Статьи 219
Вопросы и ответы 5675
Православный календарь
Книги 43
Последние книги

Книга архимандрита Рафаила Православный календарь 2016. Руководство в духовной жизниПравославный календарь 2016. Руководство в духовной жизни

Книга архимандрита Рафаила Врачевство духовное. Ответы на вопросы читателейВрачевство духовное. Ответы на вопросы читателей

Книга архимандрита Рафаила Православие и соблазны мира сегоПравославие и соблазны мира сего

О некоторых опасностях исихии



Рубрика: О внутреннем деланииОпубликовано: 17/04/2006 | Версия для печати


В последние годы появилось много книг, посвященных вопросам исихазма и Иисусовой молитвы. Были переведены или переизданы творения святых Симеона Нового Богослова, Григория Синаита, Григория Паламы и других учителей Иисусовой молитвы. Такая литература стала в наше время популярной в церковных и около церковных кругах. Ее читают и о ней спорят. Это явление имеет как положительные, так и отрицательные последствия. Положительные – в том, что наши современники, воспитанные в духе материализма и позитивизма,  могут увидеть и убедиться, что в человеческой душе заключены огромные возможности познания, и кроме плоского рационализма и очевидности как восприятий, идущих от наших пяти чувств, есть еще область духовных интуиций и мистических прозрений, которые могут открыть человеку другие сферы и формы бытия.  Эти книги помогают людям по иному взглянуть на мир, задуматься над смыслом жизни, по новому решить вопросы антропологии и мировоззрения, увидеть себя не предметом этого мира, не конгломератом материальных элементов, сгруппированных в биологические типы, а творениями Абсолютного Духа, предназначенными Им для вечной жизни.
Однако, популяризация книг, отражающих духовный опыт подвижников, в сущности недоступный или очень мало доступный для нас,  книг, написанных в монастырских келиях, пещерах и пустынях, может оказаться, при неосторожном обращении с ними, опасным, как обращение ребенка с огнем или остро наточенным ножом. Современный человек, живущий мирской жизнью, не понимает адекватно святых отцов, а в своей искаженной рефракции. Понять их можно только через сходство жизни, через подвиг, который дает место в душе благодати, а благодать делает человека другим существом, изменяя его мышление и даже природу. Мы не находимся в русле традиций святых отцов, наша жизнь во многом противоположна ей всем своим укладом, поэтому, читая их творения, мы внутренне по-своему интерпретируем их и живем в мире собственных воображений. Если бы мы даже выучили книги Григория Паламы, Исаака Сирского и других подвижников, не изменив своей жизни, то они не станут от этого для нас более понятными. Эти книги воспринимаются только через постоянный волевой подвиг, соответственно нашим силам и условиям. Но копировать их жизнь не только не возможно, но духовно пагубно. «Не дай новоначальному высокого» - говорили старцы, а мы стоим ниже тех, кого они называли новоначальными послушниками. Современный человек привык постигать все одним рассудком. Он не понимает, что сам рассудок должен быть изменен, очищен, можно сказать, исцелен через аскезу повседневной жизни. Патрологи, занимающиеся изучением святоотеческих творений, должны сами в какой-то мере стать подвижниками, отсекать свою волю, то есть быть в послушании, заниматься Иисусовой молитвой, очищать свое сердце и бороться со страстями. Иначе, лишившись внутреннего света святоотеческих книг – того, что лежит под словом, они окажутся только с телом книг без души, и будут строить собственные схемы, ловить тени, по-своему интерпретировать мысли святых и даже выдавать их за научные открытия. Мы видим в числе современных патрологов людей, обуреваемых людскими страстями, не победивших в себе гордости и мелкой раздражительности. Мне не хочется переходить на личности, но об этом есть свидетельства людей, близко знавших их и написавших свои воспоминания.
Духовная жизнь требует постепенности и последовательности. Знания, не соответствующие жизни, часто превращаются в гордость ума, подобно тому, как если бы человек, имеющий картину дворца, возомнил бы, что он его обладатель. В монастырях не сразу давали читать творения аскетов и мистиков. Вначале человек должен был приобрести смирение ума через подвиг послушания; затем ему давали книги по благословению старца игумена, а если видели в нем страсть высокоумия, то вообще запрещали читать, а только устно обращаться к старцу за решением своего вопроса. Творения преподобного Исаака Сирского для заурядного христианина - это тяжелая штанга, которую пытается поднять своими руками ребенок, или тригонометрическая задача, которую дали решить воспитанником детского сада. Эту огромную и все удлиняющуюся дистанцию между опытом святых отцов и нашей жизнью не видит, вернее не хочет увидеть современный человек. Теперь стал популярен лозунг «Вперед, к святым отцам!», но почему-то никто не задумывается, что это на самом деле означает жизнь по святым отцам. Творения святых отцов, когда их читают ради того, чтобы блеснуть своими знаниями, отраженными в мутных и кривых зеркалах, неочищенной покаянием души, порождают тщеславие, душевные отклонения и болезненные состояния, а в некоторых случаях богословские ошибки. Всякое познание включает в себя элемент уподобления. В духовном познании уподобление становится главным принципом и доминантой понимания. Следует ли из этого, что от патристики вообще надо отказаться? Вовсе нет, но надо читать святых подвижников для того, чтобы исполнить, соблюдая при этом основу всякого обучения: постепенность и последовательность. Надо молиться перед чтением, выбирать книги с совета и благословения духовных отцов, читать также смиренно, как мы должны молиться, помня, что мы, по своим грехам,  также не похожи на них, как крапива и полынь на розы и лилии. Надо читать медленно и размышлять, что дало для нас прочитанное, что нового мы узнали, как воплотить полученный урок в свою жизнь.
Революция начинается с призыва: свергнуть деспотизм! Одураченные этим призывом люди думают, что революцию устраивают друзья народа только для того, чтобы дать им счастье и свободу. Они ломают государственные структуры и в результате оказываются под игом тирании. В современном богословии происходят те же процессы. Под лживыми лозунгами: «Освободить православие от плена католицизма!», которые несут как плакаты на демонстрации популисты от теологии, идет разрушительная работа при помощи спекуляции на патристике, вывертах мысли святых отцов, монтажа фрагментов, сознательной путаницы между суждениями и символами, между прямым и относительным значением слов, при игнорировании и попрании элементарных законов герменевтики. Как заядлые революционеры, они хотят произвести в богословии хаос, а затем осуществить диктатуру либерального христианства. Так один известный патролог старается доказать, что надо отказаться от догматических форм и формулировок, то есть деятельность вселенских соборов выставляет бесплодным сизифовым трудом. Второй борец против католической оккупации православного богословия выдал новую теорию, что Христос – это грешный человек, который окончательно победил свою греховность на Кресте и в Его примере заключается православная сотериология, то есть повторил в своем варианте ересь несторианства и бред антропософии. Некоторые патрологи развивают теорию о святых еретиках и т.д. Все эти модернистические находки требуют строго православной оценки, но пока что, выражаясь словами Пушкина, «народ безмолвствует».
Пока народ безмолвствует, нам хотелось бы обратить внимание на одну искусственную проблему. Оказались патрологи, которые стали некорректно повторять обвинения Варлаама Каламбрийского и других антипаламитов о том, что якобы афонские исихасты при занятии Иисусовой молитвой заключают ум свой не в сердце, а в пупе, и презрительно называли их «пупосозерцателями». Святой Григорий Палама отвергал это обвинение как клевету. Если со стороны Варлаама Каламбрийского и его сторонников такие обвинения были сознательными подделками и клеветой, то для их последователей, современных нам, это может являться следствием незнания метонимии языка. Пуп в переносном смысле означал центр, а вовсе не то место, которое отсутствовало у Адама. В Иерусалимском храме воскресения Христа основание Голгофского Креста, очерченное кругом, паломники называли пупом земли, то есть духовным центром земли. Пуп был также синонимом сердца, которое имеет своим корнем середину, центр, а в некоторых случаях означал середину груди, там, где рождается слово. Появились уже призывы обратиться якобы к древней практике сосредоточивания ума в области пупка. Все святые отцы, как древние, так и современные, особенно Игнатий Брянчанинов и Феофан затворник, предупреждали о том, что недопустимо опускать ум ниже сердца. Наиболее подробные указания и предостережения об этом содержатся в писаниях ученика преподобного Паисия Величковского, схимонаха Василия. В упражнениях хатха и раджа йоги есть особые рекомендации фиксировать внимание на пупке, при этом повторяя священное, для шиваитов, слово «ом». Йоги объясняют, что таким образом можно возбудить сексуальную энергию, центром которой является солнечное сплетение и затем трансформировать ее в жизненную силу. Такая медитация часто доводила их до состояния сексуального экстаза.

Страницы:  1  2 



C этой статьей читали также следующие статьи:



Реплика критикам гомеопатии
О подвижниках последнего времени
Когда поражение становится победой
Оккультизм и тирания
О декламации в храме
Почему христиане теряют любовь?
Авва монахов
Загадка смерти
Вступив в экуменическое движение
Размышления об иконе
 © 2003—2017 «Архимандрит Рафаил (Карелин)» Разработка: Миша Мчедлишвили