Официальный сайт Архимандрита Рафаила КарелинаОфициальный сайт архимандрита Рафаила Карелина
 
На этом сайте вы можете задать вопрос о.Рафаилу и в течение некоторого времени получить на него ответ
Выберите тему вопросов:
Поиск по разделам сайта:
Подписка на новости:
 
Об авторе
Статьи 220
Вопросы и ответы 5675
Православный календарь
Книги 43
Последние книги

Книга архимандрита Рафаила Православный календарь 2016. Руководство в духовной жизниПравославный календарь 2016. Руководство в духовной жизни

Книга архимандрита Рафаила Врачевство духовное. Ответы на вопросы читателейВрачевство духовное. Ответы на вопросы читателей

Книга архимандрита Рафаила Православие и соблазны мира сегоПравославие и соблазны мира сего

Каменные цветы



Рубрика: Жемчужины ЦерквиОпубликовано: 26/03/2005 | Версия для печати


Духовное небо - обитель светлых духов, и космос - необозримое царство, данное человеку - это  две картины, написанные одним Художником, два мира, созданные одним Творцом, сходные и несходные друг с другом, далекие и, в тоже время, взаимно проникающие. Это две формы бытия, одна из которых находится в процессе становления, в потоке времени; другая - в неописуемой человеческим языком, непостижимой мыслию, неведомой душе,  - вечности, которая сама по себе есть еще не открытая тайна. Но здесь, в картинах космоса, мы видим смутные тени, сокровенные знаки и символы духовного неба. Через эти символы конечное соприкасается с бесконечным, а бледные тени вечности приводят душу в трепетный восторг.

Земная жизнь, оторванная от неба, потерявшая перспективу вечности, выпавшая из нее как птенец из гнезда, не озаряемая светом Божества, становится бессмысленной трагедией, крушением духа и надежды, постоянным мученичеством, только не ради Христа, а ради диавола - певца страстей. Это клубок противоречий, который невозможно развязать. Но наша душа - частица неба. Если она будет искать свою небесную родину и стремиться к вечности, то земная жизнь откроется ей не как бессмыслица,  не как слепое сцепление случайностей, а как задача, которую надо решить, как мудрая притча, которую мы должны раскрыть, как загадка, которую надо разгадать, и тогда душа человека будет искать во временном вечное, в  мире тления и смерти - бессмертное, в сумерках этой жизни - неугасимый духовный свет. Тогда видимые картины мира превратятся в буквы, из которых слагается великая поэма, или струны, касаясь которых душа поет песнь Богу. Когда преподобного Антония Великого спросили, как он, будучи неграмотным, обрел такую мудрость, что превзошел философов, то он ответил: "Передо мною раскрыта книга, одна страница которой земля, а другая - небо. Я учусь по этой книге".

Горы - это символы аскезы. Каменные громады означают твердость души подвижника; горные тропинки - восхождение ума к Богу по ступеням нерукотворного храма; пропасти и отвесные скалы - испытания и демонические искушения на духовном пути; ущелья, лежащие в полумраке, как бы в клубах тумана, - тайны мистических созерцаний. Звонкие ручьи, текущие по склонам гор, как по каменным желобам, это молитва, которая звучит в сердце. Вершины, покрытые снегами - душа, которая обращена к Божеству и отражает Его свет. Дождевые тучи, окружающие горы, будто воздушные острова, - благодать Божия, которая напаяет небесным дождем сердца пустынников. Лазурь неба - образ вечности, тень божественной красоты, которая открывается в молитве человеку, как небо в просвете облаков. Ледники - это образ чистоты и бесстрастия.

Чем выше поднимается путник в горы, тем меньше травы и цветов, покрывающих землю; там блекнут краски, как будто цвета радуги возвращаются в свой первозданный свет. Чем ближе человек к Богу, тем меньше остается в нем чувственного, эмоционального, душевного, тем более сосредотачивается его ум на одном, тем в меньших словах нуждается его молитва, которая сливается с биением его сердца. И, вот, подвижник видит вокруг себя новую для него красоту камней: как будто перед ним сад, с прекрасными каменными цветами, как будто отроги и утесы гор - это огромные растения, впившиеся своими корнями в землю. 

В тишине гор человек слышит голос своего духа, которого обычно заглушают страсти, как далекую песнь соловья заглушают хрюканье свиньей и крики петухов. Он испытывает радость этой  тишины - молчания снежных вершин и безмолвия сердца, такую радость, как будто вернулось к нему позабытое детство. Гора кажется ему кораблем, а мир бушующим морем. Внизу, в этом мире, все движется, все бежит, все суетится в круговороте времени, а в горах человек ощущает дыхание вечности, как будто само время остановилось.

Когда подвижник читает Иисусову молитву, то ему кажется, что орел парящий в небе повторяет ее, что горы безмолвно поют гимн Богу, что скалы, как седовласые старцы сидят в кругу, размышляя о Боге, что змеи, прячущиеся в расщелинах земли, внимают этой молитве, что деревья шелестом ветвей вторят ей, что ветер, вздыхая в ущелье гор, протяжно шепчет "помилуй, помилуй".

Страницы:  1 



C этой статьей читали также следующие статьи:



Об иконописной эклектике
О мистике и эстетизме иконы
Ориген и либерализм в Церкви
Демон и патопсихология
Два пути к Богу
Реплика к модернистам
О болезнях диспута и дискуссии
О страсти гнева
О блаженной нищете
Реплика критикам гомеопатии
 © 2003—2017 «Архимандрит Рафаил (Карелин)» Разработка: Миша Мчедлишвили