Официальный сайт Архимандрита Рафаила КарелинаОфициальный сайт архимандрита Рафаила Карелина
 
На этом сайте вы можете задать вопрос о.Рафаилу и в течение некоторого времени получить на него ответ
Выберите тему вопросов:
Поиск по разделам сайта:
Подписка на новости:
 
Об авторе
Статьи 226
Вопросы и ответы 5878
Православный календарь
Книги 52
Последние книги

Книга архимандрита Рафаила Кратко о бесконечномКратко о бесконечном

Книга архимандрита Рафаила Песнь о Песня ПеснейПеснь о Песня Песней

Книга архимандрита Рафаила Поиск потерянной тропыПоиск потерянной тропы

Вопросы и ответы: Современные проблемы Церкви



[23/09/2006] Юрий спрашивает:

Священник из нашей епархии (Курск) перешел  в ислам и не сходит с первых  полос газет. Как-то Вы мне сказали, что писать о проблемах церкви нужно,  но, не переходя на личности. Я вступил в полемику. Статья апологетического  характера, но без личности не обошлось. Жалею, что не посоветовался с  Вами. Сомнения не в содержании, а в том, что стоило ли вообще выступать? Дай Бог вам здоровья!


Архимандрит Рафаил отвечает:

Юрий! Переход православного священника в ислам – эта наша общая боль и тревога. Возможно, что вашим долгом было вступить в полемику, с целью показать, что переход Сохина в ислам обусловлен вовсе не теми причинами, на которые ссылается этот апостат (отступник). Но мне кажется, что важнее другое, - задуматься, в чем виноваты мы, в чем наша слабость. А эта слабость, по моему мнению, дух рационализма, который постепенно переходит в скептицизм и разъедает веру. Человек, без правильного мистического опыта, с притупленным религиозным чувством, потерявший твердые ориентиры истины – потенциальный апостат, хотя отступничество может проявляться в разных видах, а иногда, как ни странно, во внешне благовидных формах, например, как очищение христианства через науку, а традиционное богословие через критический анализ от позднейших наслоений. В свое время у священномученика, епископа Феодора Поздеева, ректора Московской Духовной Академии, спросили: "Как вы могли поручить редактирование журнала "Богословский Вестник" декаденту Павлу Флоренскому?". Тот ответил: "Среди профессоров академии я нашел одного верующего человека – декадента Флоренского". Разумеется, эти слова нельзя понимать буквально, здесь определенная гипербола: и в дореволюционных и современных духовных школах были и имеются немало искренно верующих преподавателей и профессоров, которые подчинили свой разум Православию, а не желают подчинить Православие своему ограниченному рассудку. Но, что думать верующему, когда ему говорят, что сочинения святого Дионисия Ареопагита написал неизвестный автор, присвоивший себе апостольское имя? Что творения преподобного Макария Великого принадлежат вовсе не этому богоносному мужу, основателю монашества Нитрии и Скита, а какому-то сирийскому еретику, предположительно по имени Симеону? Что учение святого Григория Паламы это недоконченная и недоказанная доктрина, которую надо заново пересмотреть, с учетом его критиков, - то есть Варлаама, названного в богослужебных текстах "каламбрийским змеем", и Акиндина – перешедшего в католицизм. Перед именами великих подвижников и отцов Церкви ставится слово "псевдо", что значит "ложный" или "лжец". Все это основано на недоказанных предположениях, выводах инославных рационалистов; это пустые гипотезы, не имеющие под собой како либо серьезной основы, кроме протестантского стремления разрушить православное Предание. От таких псевдонаучных сальто-мортале у верующего человека теряются ориентиры. Во что же ему тогда верить? Значит Церковь – не "Столп и утверждение Истины", а конгломерат недостоверных мнений?
Апостат Сохин ссылается на то, что в духовных школах проповедуются два вида веры: одна для народа, а другая для ученой элиты. В последнем случае библейские имена и факты подвергаются критике и отрицанию. Такое учение о двойственности истины и богословского языка выразил диакон Андрей Кураев в сборнике "Альфа и Омега". Там он разрешает простым верующим считать, что Моисей действительное историческое лицо, как написано в Библии (считая библейский язык субъективным восприятием действительности, как, например, движение солнца вокруг земли), а для богословской "элиты" он предлагает иметь другой "научный язык", где имя Моисея рассматривается как псевдоним неизвестного иудейского полемиста, который через Шестоднев опровергает языческую, в частности вавилонскую мифологию.
Разумеется, неофит ислама Сохин, отступил от Христа вовсе не из-за вопросов о библейских лицах, или о действительном авторстве "Послания к евреям" апостола Павла. Но в этом пункте – о двойственном учении и легкомысленных ссылках на науку – к сожалению, нельзя сказать, что он лжет.
Когда представители православного образования заявляют, что богословие 19-го века "мертвечина какая-то" или, что "православное богословие находилось в католическом плену в течение столетий" и святые, канонизированные Церковью, "проспали" этот плен, то может возникнуть сомнение: "Как же я могу верить в Церковь и ее учение, когда такие ошибки продолжались веками. А где гарантия, что Церковь не ошибается теперь?"
Мне кажется, что это более тревожный симптом, чем переход отдельного лица, даже имеющего сан, в мусульманство. Апостол Иаков пишет, что "сомневающийся ничего не может получить от Бога". Мне кажется, что сомневающийся, может получить, только не от Бога, а от несовместимости веры с опровержением ее основ. Эта двойственность взглядов, недоверие к авторитету Церкви, могут породить мысль: "А может быть все, что учит Церковь, на самом деле не так". Если истина недостоверна, то почему тогда надо держаться Православия, и хотя бы ради экзотики не перейти в буддизм или ислам?
Теперь модно строить новые теории, выступать с богословскими гипотезами и, оторвавшись от святоотеческих корней, по примеру протестантизма, порождать хаос и противоречия в богословии. Мне кажется, что этой проблемой должны заняться православные богословы, особенно священство, которое дало присягу – хранить в чистоте и неприкосновенности Православие. Здесь происходит игра с огнем. Когда-то российская интеллигенция дружно расшатывала устои империи во имя свободы, и вместо императора получила Ленина. Теперь авангардисты и модернисты дружно расшатывают традиционное богословие. Что получат они? – Об этом предупреждает нас падение Сохина.



« Предыдущий вопрос Следующий вопрос »
 © 2003—2022 «Архимандрит Рафаил (Карелин)» Разработка: Миша Мчедлишвили